Авторские блоги

Не всем пандемия беда, или окно возможностей Уроки изоляции. Продолжение
Благодаря настойчивости журналистского сообщества правительство причислило СМИ к отраслям, наиболее пострадавшим от пандемии, и прописало довольно-таки обширный перечень мер поддержки, увы, пока доступных не всем в силу правовых нюансов. Материальные следы господдержки прессе на региональном уровне не различимы. В первые дни изоляции газеты признали товарами первой необходимости, дали добро на работу киосков – вот, пожалуй, и все свидетельства доброй воли. Розница всё равно рухнула, народ опасался ходить за газетами. В Белгороде не помогла даже сопутствующая торговля масками, её
Разбор пролётов
«Не айс. Зашквар. Унылые штампы. Нелепо. Бездарно» – одни члены журналистской группы с аппетитом кушали других. В выражениях не стеснялись, но перед тем, как укусить побольнее, заглядывали в профили, дабы удостовериться в безнаказанности. Нескольких полос, небезупречной, но вполне исправно исполняющей свои функции муниципальной газеты оказалось достаточным для пробуждения армии неистовых знатоков. Доселе смирные граждане возбудились как коты, прознавшие о валерьянке. «Я рыдаю. Очуметь. Чудовищно. Трэш». Мы вправе критиковать внешность и содержание газеты люб
Ни то ни сё
«В маленьком городе невозможно делать хорошую газету». Точка. Окончательный приговор всей провинциальной прессе России выносится с регулярностью примерно раз в месяц. Судьи живут в разных концах страны, роднит их безапелляционность суждений и широкая известность в узких кругах. Люди-невидимки из невидимок-редакций – «не писал, не читал, не участвовал». Им не нужны форумы и фестивали, конкурсы, профессиональные журналы и книги. Они уверены, что беспорядочные набеги в социальные сети – себя показать и других посмотреть, достаточны для знания, чем живёт мир
Давай погадаю, всю правду скажу
Вот и пришёл этот двадцатый год, о котором мы так страстно спорили восемь лет назад. Дело было на психолого-футуристическом тренинге в одном из уральских регионов. «Что нужно делать сегодня, чтобы в 2020 году остаться в профессии?» - было начертано на наших знамёнах. Как водится, нашего человека хлебом не корми, дай помечтать о светлом будущем, посему коллективная фантазия зашкаливала. Редакторам и журналистам местных газет грезились чудо-мониторы на веках глаз, съедобные газеты трубочкой, передовицы на облаках. Из нафантазированного технологически почти ничего не сбылось, да
Победителей не судят
Зачем вообще нужны журналистские конкурсы? Это же не спорт, где рулеткой и секундомером фиксируют результат. В творчестве все субъективно – нравится, не нравится, и может зависеть от того, чем закусывал вчера член жюри Иван Иванович, кто наступил на ногу члену жюри Петру Петровичу, и на кого из участниц положил глаз член жюри Сидор Сидорович. Не удостоенных пьедестала и раздосадованных этим конкурсантов можно разделить на три категории. Самые страшные – вечные отличники, с младых ногтей приученные любой ценой брать победу. Для такого стать первым в очереди из двух человек &ndash
Большое Сжатие
В девяностые случился Большой взрыв, наша Вселенная стремительно расширялась. Чуть ли не ежедневно рождались газеты, журналы, телеканалы. Мы были чемпионами по числу средств массовой информации на душу населения. - Зачем вам столько? - воскликнул норвежский редактор, выслушав наши гордые рассказы о городках, где издаётся по десятку газет. Не понимал, где они берут кадры, рекламу, читателей. Мы тоже не знали, догадывались, что в этом бизнесе главное звено не аудитория - спонсоры. Фраза про власть, газеты и пароходы, сказанная чуть ли не в прошлой жизни заставила трепетать наше сообщество.
Мир надежд моих*
— Какие газеты, везде будет один SMM, — почти дословно повторила навязчивую киноцитату студентка на дискуссии о будущем прессы. Во мне включился экзаменатор: — А что такое SMM? Она замялась, припав к телефону, подруги попытались помочь, но с русского назад на английский скороговорка почему-то не переводилась. — А как вы собираетесь применять SMM в родном городе? — Узко мыслите, — срезала меня юная поросль, — кто вам сказал, что мы останемся здесь? Сам того не желая, наступил на Большую Мечту Нового Поколения. Извините, короли и короле